List Headline Image
Updated by vladvorobev on Dec 09, 2019
 REPORT
vladvorobev vladvorobev
Owner
2894 items   1 followers   0 votes   39.66k views

Русская жизнь-цитаты-2019

Мероприятие, которое два раза в

год проходит в Вильнюсе, тоже пора переименовать в Форум Условной России. Это точнее отражает его суть.

Страна исчезает, страна уходит, а

мы, оппозиция, варимся в собственном котле. И власть варится в своем котле, наблюдая как уходит страна, как ее уже нет. В том смысле, что мы даже не говорим о ней - не ведем этой дискуссии. Надо действительно понять, что хотят люди. Понять это и начать пытаться отвеча…ть на этот вопрос. Меня часто, еще когда я вел избирательную кампанию в Мосгордуму, спрашивали, почему я занимаюсь политикой - в таком молодом возрасте. У многих, конечно, была идея о том, что «хочет дорваться до власти, чтобы воровать там». А я никогда не пытался строить из себя альтруиста. Я говорю честно: «я эгоист, я хочу лично жить, вот лично сам, в свободной стране»

Ответственность и любовь. Это мой

проект, в хорошем смысле этого слова. Я хочу предложить эти ценности как объединяющие. Мне все равно, какой ты идеологии, если ты говоришь «во-первых, я беру ответственность за свою жизнь и за самого себя, потому что я понимаю, что таким образом я действительно могу улучшать мир вокруг себя, а во-вторых, потому что я вижу в человеке человека».

Я хочу жить в стране

с, как бы банально это ни звучало, счастливым населением. И я хочу, чтобы это была Россия. Почему? Потому что это сложно, никто никогда не видел Россию такой, какой я хочу ее увидеть. И чтобы увидеть такую России я сознательно отказываюсь от общения исключительно с либералами, либертарианцами или с какими-то уже понятными нам группами.

Это было сказано про ту

позицию, в которой я находился, это было сказано про мое поколение.Я хочу показать, что я сам могу соответствовать тому, что было про меня сказано. Для меня это важно.

когда Медведев выступает на съезде

Единой России и призывает бороться с коррупцией, то его призыв касается не правящей верхушки, а челяди, которая эту верхушку обслуживает и берет не по чину. Это и вызывает искреннее возмущение неофеодалов. Они строят кастовое общество, в котором воровство не является преступлением, но на каждом этаже управления размеры дозволенных объемов украденного строго дозируются. Коррупция в их понимании - это как раз борьба за унификацию системы разворовывания страны 'по чинам'. Выбейся 'в люди' - и тебе будет позволено украсть больше. Коррупция - это не про то, что ты украл, а про то, что ты украл сверх нормы.

Интересно понаблюдать за эволюцией слова

'экстремизм' в русском языке. Раньше это были любые действия, предполагающие применение насилия. Теперь это любые слова, нацеленные на изменения.

Permlive Russkaya Zhizn Citaty 07122019

Русская жизнь-цитаты 07.12.2019 Егор Жуков:Я смотрю вперед, за горизонт годов и вижу Россию наполненную ответственными и любящими людьми — Из Последнего слова Егора Жукова… …Государство создает все условия для того, чтобы между ответственностью и безответственностью россиянин всегда выбирал второе. А теперь — про любовь. Любовь невозможна без доверия. А настоящее доверие зарождается во время совместной деятельности. Во-первых, совместная деятельность — редкое явление в стране, где не развита ответственность. Во-вторых, если совместная деятельность все-таки где-то проявляется, она тут же начинает восприниматься охранителями как угроза. И неважно, чем ты занимаешься — помогаешь ли заключенным, выступаешь ли за права человека, охраняешь ли природу. Рано или поздно тебя настигнет или статус «иностранного агента», либо тебя просто так закроют. Государство ясно дает понять: ребята, разбредитесь по своим норкам и друг с другом не взаимодействуйте. Собираться друг с другом больше двух на улице нельзя — посадим за митинг. Работать вместе по социально полезной повестке нельзя — дадим статус «иностранного агента». Откуда в такой среде взяться доверию и, в итоге, любви? Не романтической, а гуманистической любви человека к человеку. Единственная социальная политика, которую последовательно проводит Российское государство — это разобщение. Так государство расчеловечивает нас в глазах друг друга; в его глазах мы уже давно расчеловечены. Как иначе объяснить такое варварское отношение к людям с его стороны? Отношение, которое каждый раз подчеркивается избиениями дубинками, пытками в колониях, игнорированием эпидемии ВИЧ, закрытием школ и больниц и так далее. Давайте взглянем на себя в зеркало — кем мы стали, позволив сотворить с собой такое. Мы стали нацией, разучившейся брать на себя ответственность. Мы стали нацией, разучившейся любить. …Я смотрю вперед, за горизонт годов, и вижу Россию наполненную ответственными и любящими людьми. Это будет по-настоящему счастливое место. Пусть каждый себе представит такую Россию. https://vk.com/@permlive-russkaya-zhizn-citaty-07122019

Не поверил бы я, если

бы в 1999 году кто-то сказал мне, что через 20 лет я буду писать о силовых разгонах мирных демонстраций в Москве, о том, что за касание шлема полицейского люди будут получать тюремные сроки, что менты скатятся до прилюдных избиений женщин и подростков, а следователи (такие, как я тогда), будут сажать тех, кто пытался избиваемых защитить. Но это время пришло. Ниже тех, кто бьёт и сажает, пали только некоторые журналисты, которые кричали вчера, что Егору Жукову 'мало дали'. Таких 'мало дали, я бы всех стрелял' много в весёлых местах, не только же журналисты такие, эти как раз часто без своего мнения и мимикрируют под время и его запросы. Но там, за колючкой, патриоты-державники за сутки пигментируют в противоположный окрас и начинают верещать: 'Мы не представляли, что всё вот так'. Некоторые, правда недельку могут понапрягать хохолок в надежде, что разберутся сейчас 'там, наверху' и выпустят, обязаны же разобраться в чудовищной ошибке. А потом нормально, идут к людям, не кусаются, хвостиками виляют. Баланду дочиста сметают.

я всего более вижу сходства

нашей жизни с жизнью древних азиатских деспотий. А у нас это называется республиками. Как это понимать? Пусть, может быть, это временно. Но надо помнить, что человеку, происшедшему из зверя, легко падать, но трудно подниматься. Тем, которые злобно приговаривают к смерти массы себе подобных и с удовлетворением приводят это в исполнение, как и тем, насильственно приучаемым участвовать в этом, едва ли возможно остаться существами, чувствующими и думающими человечно. И с другой стороны. Тем, которые превращены в забитых животных, едва ли возможно сделаться существами с чувством собственного человеческого достоинства.

задача пропаганды - максимально затуманить

мозги, заорать, навести морок. Чем гражданка Шафран и занята, сваливая в кучу массу притянутых отовсюду утверждений, которые даже близко не бьются с реальной ситуацией. Логика Шафран примитивна, как лобные доли неандертальца. Протест - это революция, а революция - это кровь. А потому - размазать им печень по асфальту. Все гораздо проще и сложнее одновременно. Если власть создает неразрешимое противоречие, у которого в сложившейся системе отношений нет ненасильственного механизма его разрешения - то она сама создает революционную ситуацию. Не люди, а власть. Протестующие летом как раз предложили выход и механизм разрешения тупика - проведение выборов. Нормальных, честных (насколько это возможно). И были жестоко подавлены карателями. Здесь Шафран не имеет ничего против - это ведь не ее бил эсэсовец в печень, а какую-то женщину. Это ведь не ей ломали ногу при задержании, когда молодой человек просто бежал на утренней пробежке. И нее ее заваливали возле Пушкинской, когда она просто звонила по телефону.

1. Его обвинили в том,

что он использовал при записи роликов 'знания, полученные в ВУЗе'. То есть нельзя, видимо, их использовать, надо быть тупым. 2. Действующая власть признана социальной группой, поэтому любая критика в ее адрес, то есть фактически любая оппозиционная деятельность, может теперь караться по антиэкстремистскому законодательству.

никто из т.н. 'глубинного народа'

никто из т.н. 'глубинного народа' не знает про Егора Жукова и пр. несчастных сидельцев 'московского дела'. Когда спрашиваю о них - полное недоумение, ничего не слышали. Ситуация напоминает дореволюционную Россию, где тоже громкие судебные процессы оппозиции проходили на фоне безмолвия неграмотных автохтонных крестьян.

Бизнес «режет косты». Коренное население

не согласно работать за 25-30 тыс. в месяц, а среднеазиаты – согласны. Ими и замещают несогласных. Если ещё год назад типичный подмосковный склад выглядел примерно так: 50% среднеазиаты, 30% вахтовики из российских регионов, 20% подмосковные работники, то сейчас, год спустя – первая цифра повысилась до 60-70% за счёт сокращения двух последних групп.

«Родиной чего могла бы быть

Россия?» — спросили мэтра. «Вообще нашей Родиной она могла бы быть», — невесело пошутил Михаил Михайлович. Ведущий: «Вы каким-то чудом умели предсказывать события будущего». Ответ: «Вы думаете, я рассказываю про то, что было? Нет. Вспомнил — предсказал… Религия — как вступление в партию. Подвиг — как пиар. Учись, товарищ, будем на зоне вести семинары — как мы «попали» в результате свободных и честных выборов».Зрители вспоминали любимые цитаты из Жванецкого. Процитировал свои любимые и сам автор: «История России — борьба невежества с несправедливостью»

Государство ввело в широкую практику

политические репрессии. Если раньше их маскировали под какие-то экономические дела, хулиганку и т.д., то теперь не маскируют и судят молодых ребят по политическим статьям.

Жуков своим последним словом переворачивает

ситуацию. По пунктам объясняет, что его судят за то, что его любовь к народу, желание помочь людям и патриотизм во всем противоречат скрепам системы. То есть, что здесь судят добро. И что он не боится принять за него кару.Это стало у нас первым, подкрепленным готовностью к мученичеству, публичным вызовом системе как явлению безнравственному. По крайней мере — первым, к которому было привлечено общее внимание.Вынести карательный приговор значило бы на глазах у всей страны потерпеть полный моральный разгром. Власти уклонились от этого. Что говорит об остаточном реализме. Но вряд ли о готовности что-то внутри себя изменить.

свободное интеллектуальное суждение о политике

в России снова уголовно наказуемо. Это рубеж, и он перейден.

Последние месяцы мы видели два

таких скачка в расширении 'красных линий' для силовиков. Первый - это фактический ввод запрета на любые физические выпады в адрес силовиков, включая несиловые (!!!). Намерения (никем не доказанные, а только кажущиеся) тоже становятся наказуемы. Кажется почти все те, кто обвинялись по 318 статье УК, признаны виновными. Второй скачок - это Егор Жуков. Теперь за призывы к протесту можно получить уголовку. Егор Жуков был 'спасен' от реального срока только потому, что он - это Вышка.

каждый гражданин РФ должен даже

не понимать, а чувствовать, что на свободе он условно. И в любой момент условный его срок могут заменить на реальный. И главное — невозможно угадать, что именно окажется завтра преступлением с точки зрения хозяев страны. Любая невиновность — это просто форма не выявленной пока вины.«Они» работают продуманно, слаженно, четко. Но, кажется, упиваясь собственным всесилием, наказывая ни за что, отпуская изредка невиновных, упускают из вида важную вещь: это именно их слаженная работа, а не видеоролики какие-то там несчастные, подрывает основы государственного строя. Создает целые залежи ненависти в людях. Запасы бесполезных ископаемых, которых однажды накопится достаточно, чтобы разнести страну к чертям.Ничего они не боятся, хотя, конечно, напрасно. Их не жалко. Страну жалко, себя немного жалко.

Рассуждать о политике в интернете — три года условно (случай Егора Жукова)

с прейскурантом преступлений кое-что стало яснее: разговаривать по телефону у метро — год условно (случай Павла Устинова). Рассуждать о политике в интернете — три года условно (случай Егора Жукова). Запомните, пригодится. Вокруг Россия, и это надо иметь в виду.А вот рефлекторная попытка прикрыться, если тебя бьют, оттолкнуть бьющего, — это уже год колонии. Случай Никиты Чирцова. Его тоже судили в пятницу, 6 декабря. Бьют — терпи. Если бьют, значит, за дело.

Совершено искренне считаю, что изменить

что-то всерьёз в нашей стране, сможет только революция. И всех к ней призываю.

Почему же они теперь —

те, кого в юности не смололи в пыль, — делают совершенно другой выбор и запускают жернова?Так вот, скажут, чтоб 90-е и не повторились.Да, пусть у нашего поколения в итоге ничего не вышло. И можно спорить, сохранилась ли нация и народ, но остались хотя бы межличностные отношения, остались честные биографии, и мы, нынешние отцы (тогда сыновья) и деды (тогда отцы), можем смотреть друг другу в глаза и общаться. Наши отцы не подкачали. А вот с нашим поколением, видимо, проблема — мы и тогда не смогли, как сыновья, и сейчас, будучи отцами.

Условный срок - условная радость.

А другому - год колонии, и уже никакой условной радости. Если эту взбесившуюся машину репрессий не остановить, то завтра все приговоры будут реальные, а послезавтра - гибельные. Остановить же ее могут, наверное, только такие ребята, которым сегодня выносят приговоры. И уж точно не те амбициозные и договороспосбные оппозиционеры, которые мечтают встроиться в нынешнюю власть, опираясь на всеобщее недовольство и смелость отчаянной молодежи. Я видел эту молодежь сегодня около Кунцевского суда - сотни замечательных юношей и девушек, умные лица, осмысленные речи. И они на всю улицу скандировали 'Свобода!'. Если у России есть будущее, то оно за ними.